// вы читаете...

История и политика

Индустриализация. Даёшь третью революцию!

Тема, которую я, наконец, решился раскрыть пред вами, очень сложна и многогранна, наверное, поэтому ранее я старательно обходил её. У меня не было ни достоверной информации о сделанном, ни своего мнения на этот счёт. Поясню о чём речь: в такой теме, как индустриализация, нет, и не может быть единого отношения к её главному вершителю. Нам, как это не печально, придётся одновременно и обличить его и отдать ему должное как хозяину великой страны, то есть экономисту.

Ещё одна причина. Источников, средств для проведения индустриализации, было несколько, причём если об одних люди немного знают, то другие остаются скрытыми покровом сталинской ночи. Нам придётся рассмотреть их все, чтобы не попасть в капкан, в котором уже сидят многие «уважаемые» историки. Их позиция проста и не верна: Сталин укокошил миллионы крестьян, а на их страданиях отстроил мощную державу и, добавляют некоторые, угробил вконец экологию страны. Не буду говорить, что это лишено смысла, однако не так всё просто. История и экономика, вообще сложные материи, и мне придётся доступно рассказать об этом, не выходя за рамки газетного материала. Сложно, но я буду стараться. Начнем, как и полагается, с трагедии российского крестьянства.

Коллективизация. (Деревенский погром)

«Деревенский погром». Именно так называется глава книги известного… клеветника А.В. Антонова-Овсеенко, в которой шёл разговор о коллективизации. Я бы не вспоминал этого «доктора фантастических наук», если бы не одно но. В некоторых вопросах сталинской эпохи полезно ссылаться не на своих единомышленников, а на так называемых антисталинистов. Почему? Да потому что в таком случае читатель будет уверен, что если этот факт историком и извращён, то он извращён не в пользу Сталина. В этом отношении г-н Антонов-Овсеенко находка. В слепой ненависти к Сталину он иногда проговаривается и это бывает интересно. Я всем рекомендую читать его книги, но читать между строк. Например, так: «Он (Сталин – М.Б.) видел, что зажиточные крестьяне, именуемые кулаками, вошли в силу, превратились в основных поставщиков сельскохозяйственных продуктов. В конце 1927 года стала ощутимей острая нехватка зерна: крестьяне не спешили продавать хлебные излишки, уповая на высокие весенние цены». Понятно? Излишки были, но продавать их государству никто не собирался. Это называется спекуляция, дорогие товарищи! Более того, как выясняется – снова цитата из книги Антона Владимировича: ««Оппозиционеры» ещё летом предложили отобрать зерно силой. Но Политбюро не пошло не эту меру. Сам генсек на XV партсъезде в декабре двадцать седьмого высказался за умеренную политику в деревне». Вот это по сталински, Иосиф Виссарионович всегда был умеренным и дипломатичным политиком, однако были моменты, когда он срывался. Он сорвался в 37-ом, когда началась чистка, и НКВД принялось брать «каждого второго, не считая каждого первого» (тогда, по словам писателя А.А.Бушкова «Сталин осатанел»), он сорвался, когда его любимая дочка Светлана связалась с дамским угодником Каплером, сорвался он и тогда, в начале коллективизации. Но почему он сорвался? Да потому что понял, что так называемые кулаки не собираются строить коммунизм. Вот тогда-то и «поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», то бишь Сталин с кулаками. И началась война на селе.

Нелепо утверждение некоторых авторов, что на самом деле «ничего не было» и коллективизация прошла как по маслу и на добровольной основе. В разрез с нынешними демократическими стонами о раскулачивании на самом деле крестьяне-де полностью и безоговорочно поддержали Сталин, и пошли сами создавать колхозы. Такую версию лично мне высказал один пишущий товарищ.

Её автором и главным пропагандистом является исследователь Ю.И.Мухин, с интереснейшими и в целом объективными мыслями которого я уже не раз знакомил своего читателя. Если верить Юрию Игнатьевичу, то выходит, что Сталин виноват в том, что приостановил коллективизацию своей знаменитой статьёй «Головокружение от успеха». Цитирую товарища Мухина: «Отказ от немедленной массовой поголовной коллективизации был крупной ошибкой». То есть от обвинений в жестокости и садизме мы приплыли, не больше не меньше, к обвинениям в «нерешительности» и «мягкости». Как же любят на Руси крайности.

Что ж, раз мы заговорили о садизме и жестокости, давайте узнаем, как же на самом деле проходило это самое раскулачивание. У меня в руках яркая книга антисталиниста Л.А.Барского (яркая обложкой, а не содержанием) – наглядный пример того, как сочиняется история, однако нам придётся сослаться на неё, поскольку есть в ней очень интересные подробности. Например, читаем: «…раскулачено было не так уж много: «всего» 1,5 миллиона, а не 15 миллионов, как пишет А.Солженицын. Умирали, конечно, в основном дети, но «причиной этого был не какой-то специально организованный «геноцид», а столь часто встречающиеся в нашей стране разгильдяйство и безответственность, прямое невыполнение на местах отданных сверху приказов». Обратите внимание на цифру. В своей книге «Сталин и достижения СССР» выдающийся историк А.Б.Мартиросян пишет: «…А.В. Антонов-Овсеенко однажды умудрился оценить число заключённый в послевоенном ГУЛАГЕ в 16 млн. человек. Ну, и каким же макаром втолковать А.В. Антонову-Овсеенко, что в том документе, который он якобы видел, действительно присутствуют цифры 1 и 6. НО С ТОЙ ЛИШЬ РАЗНИЦНЙ, ЧТО В ПОДЛИННОМ ДОКУМЕНТЕ МЕЖДУ НИМИ СТОИТ ЗАПЯТАЯ, ЧТО ОЗНАЧАЕТ 1,6 МЛН. ЗАКЛЮЧЁННЫХ!!!». Выходит это общая практика антисталинизма, не замечать запятые, которые, между прочим, не для украшения общего интерьера там поставлены.

Ну, и что же в итоге? А итог едва ли не гениально сформулировал писатель А.А.Бушков: «Организация колхозов была не произволом Сталина, а жестокой необходимостью. Потому что в противном случае страна могла просто-напросто прекратить своё существование». Всё просто: для индустриализации нужен хлеб, который есть у кулаков, однако те «…не спешили продавать хлебные излишки, уповая на высокие весенние цены…» чем поставили на грань голода уже городское население. Следовательно, эти излишки нужно забрать, что и было сделано. Страна была спасена. Срыв индустриализации не последовал, и мы победили в войне.

Значит всё хорошо? Что же, Сталин ни в чём не виноват? Да не совсем. Ю.И.Мухин пишет: «Если случилась какая-то неприятность, то начальник виноват всегда, даже если ни сном, ни духом ничего об этом не знал. Ты на то и начальник, чтобы знать. Для руководителя не существует понятия «я не виноват»; если он так считает, значит он не руководитель». Сплошную коллективизацию провалил не Сталин, а партфункционеры на местах. Известный своей дьявольской жестокостью Хотаевич, Постышев, человек с безумием в глазах, а также монстр с врождённой деформацией черепа – Косиор. Все те, которых потом объявят «невинными жертвами сталинизма». Это их головы скоро одна за другой покатятся по эшафоту. Но тогда все они были в подчинении у Сталина, и он, Сталин, виноват в том, что не проследил, не проконтролировал, не вмешался.

К сожалению, за рамками этого материала остался так называемый «голодомор», который тоже имел свои объективные и субъективные причины, но, увы, мы говорим не о нём.

Я ещё вернусь к этой теме, а пока скажу лишь, что голод не был выгоден Сталину и произошёл по причине сразу ряда наложившихся друг на друга причин. На эту тему могу посоветовать читателю блестящее исследование Сигизмунда Миронина ««Голодомор» на Руси». А мы едем дальше. Исследуем ещё один источник средств для индустриализации.

Операция «Антиквариат». (Разбазаривание культурных ценностей)

Миф о том, что Сталин организовал разбазаривание культурных ценностей, чертовски живуч. Это считается непререкаемой истиной как то, что 2+2=4. Поправка – считалось непререкаемой истиной, пока не вышла книга доктора исторических наук Юрия Николаевича Жукова «Операция Эрмитаж».

Итак, перед тем как погрузиться в анализ, давайте вместе с г-н Жуковым посмотрим, что же мы потеряли на примере живописи:

«БОТТИЧЕЛЛИ – продана одна, осталось две.

БОУТС – продана одна, не осталось ни одной.

ВАН ДЕЙК – продано семь, осталось тринадцать.

ВАН ЭЙК – продано три, не осталось ни одной.

ВЕЛАСКЕС – продана одна, осталось две.

ВЕРОНЕЗЕ – продана одна, осталось шесть.

ПЕРУДЖИНО – продана одна, осталась одна.

ПУССЕН – продана одна, осталось семь.

РАФАЭЛЬ – продано две, осталось две.

РЕМБРАНДТ – продано десять, осталось семь.

РУБЕНС – продано четыре, осталось шестьдесят три.

ТИЦИАН – продана одна, осталось две.

ТЬЕПОЛО – продана одна, осталось две.

Тридцать четыре бесспорных шедевра…

Именно их и лишился Эрмитаж: полностью утратил творения Дирка Боутса и Яна Ван Эйка, в значительной степени – Сандро Боттичелли, Диего Веласкеса, Пьетро ди Кристофоро Ваннуччи по прозвищу Перуджино, Рафаэля Санти, Тициана Веччелио ди Кодоре, Харменса Рембрандта Ван Рейна, Джованни Баттиста Тьеполо».

Однако перечисление живописи не полностью передаёт масштабы ущерба. Распродавались ценные книги. По словам антисталиниста Николая Сванидзе в 1932 году был продан Синайский кодекс – «самый ранний и полный греческий список Библии, подаренный российскому императору Александру II греческим монастырём Святой Екатерины» – всего за 100000 фунтов. Далее Сванидзе пишет: «1931-й, 1932 годы очень удачные для американских библиотек. Отдел редких книг Библиотеки Конгресса почти 80 процентов состоит из книг, купленных в СССР. Среди них одна из первых русских печатных книг «Апостол» 1564 года, напечатанная в типографии Ивана Фёдорова».

Что говорить – это страшные потери, но, как убедительно показывает доктор Жуков, «Антиквариат» – отдел, занимающийся продажей ценностей за границу – был своего рода государством в государстве, которое оказалось крайне тяжело контролировать. Что же до пользы делу индустриализации, то я бы хотел привести цитату из рецензии на книгу Жукова с Интернет-библиотеки «Альдебаран»:

«1) Деньги от проданных экспонатов осели в карманах у Сталина и его окружения? Нет. Они были вложены в экономику страны. Разоренной сельскохозяйственной страны. Это разве хищение?

2) В Эрмитаже более 3000000 (трех миллионов единиц хранения). Из них выставлено от силы 10%, если учесть все филиалы и передвижные выставки.
Т.е. 90% не видит практически НИКТО! Понятно, что не все экспонаты равнозначны по ценности (и денежной и культурной), но… Народная власть должна беречь народные сокровища, которые этот народ не увидит в тот момент, когда встает вопрос о выживании этого народа? Бред.

3) Моральный ущерб от продажи картин (по поводу материального см. п.1 ) не сравним, с возможными результатами проигрыша Второй мировой, грозившим ПОЛНЫМ уничтожением всего населения страны.

4) Предположим, картины не продали, денег не достали, Ленинград сдали. Где были бы эти непроданные картины? Там же где и янтарная комната. Т.е. ущерб был бы 100%».

Автор этой рецензии уважаемый Aphrican безусловно прав, но тут есть ещё одна закавыка. Один из доводов антисталинистов кажется железным: «Почему российские ценности распродавались за бесценок?» Что ж, давайте об этом поподробнее.

Дело в том, что после Октябрьского переворота, страны Запада пошли на подлую провокацию против Советской власти. Они ввели эмбарго на закупки в СССР всего кроме зерна. Их логика понятна – необходимо было задушить молодую советскую республику в зародыше, а как это лучше всего сделать, если не провоцированием голода на селе? Россия, всегда являвшаяся одной из стран экспортёров нефти, в одночасье потеряла одну из основных источников своих доходов. Но Сталин не был бы Сталиным, если бы не нашёл выхода из этой ситуации. Всё было гениально просто. Необходимо вывозить нефть тайно, но как? Страстный коллекционер живописи – Галуст Гюльбенкян, подвернулся как нельзя кстати. Это был «один из лидеров мирового нефтяного рынка того времени, владелец мощной и влиятельной тогда нефтяной компании «Тёркиш петролеум». Историк А.Б.Мартиросян пишет: «Всё это и подтолкнуло руководство Внешторга наладить с Гюльбенкяном сотрудничество, в частности экспорт советской нефти под маркой не только «Стандарт ойл», но и «Тёркиш петролеум». В конечном итоге сотрудничество было налажено. Танкеры Гюльбенкяна (у СССР в то время было всего три танкера общим водоизмещением 23тыс. тонн) загружались советскими нефтью и нефтепродуктами в Батуми и Туапсе, а при разгрузке в европейских или азиатских портах доставки предъявлялись документы (коносаменты), удостоверявшие принадлежность доставленных нефти, бензина, мазута компании «Тёркиш петролеум». В общем-то вполне обыденная полумухлёжная внешнеторговая операция. К подобным сделкам обычно прибегают в тех случаях, когда экспорт не располагает возможностями самостоятельного выхода на те или иные рынки, в связи с чем прикрывается чужим флагом, но с прямого согласия обладателя такого флага. В Данном случае это был Галуст Гюльбенкян и его компания. За подобные услуги в мире бизнеса принято платить, и немало. Г.Гюльбенкян в качестве оплаты избрал путь предоставления ему возможности покупки ряда полотен известных мастеров мирового уровня. Деньги он выложил немалые, но всё же не те, которые стоили эти шедевры. Но Советом пришлось на это пойти, так как доходы от экспорта нефти чрезвычайно активно были задействованы в реализации плана индустриализации».

Вторым американским миллиардером, к которому утекали мировые шедевры, был Эндрю Меллон. Как показывает всё тот же выдающийся историк А.Б.Мартиросян «Подоплёка истории продаж Меллону некоторых шедевров из советских музеев по своей сути ничем не отличается от истории продаж шедевров Гюльбенкяну. Это была всё та же банальная взятка» «Дав Меллону возможность приобрести некоторые шедевры живописи» «Внешторг добился отмены глупого эмбарго на ввоз советской марганцевой руды в США».

В конечном итоге «разбазаривание культурных ценностей» обернулась для СССР огромными прибылями. Сталин не только добился экспорта незаконно запрещённых к вывозу товаров из СССР в США, но и сделал это так хитро, что мир до сих пор ничего не понял. Но впрочем, это ещё не все каналы получения средств для индустриализации, и теперь мы рассмотрим, пожалуй, самую неизвестную «внешнеторговую операцию» Сталина.

История о том, как Сталин Троцкого продал. (Неизвестные подробности Мировой Финансовой Революции)

Для этого нам придётся окунуться немного в историю вопроса. Все знают, что в октябре 17го года власть в России перешла от Временного правительства к большевикам (марксистам). Однако даже теперь, когда открылось много «правды» о преступлениях советского режима, многие обыватели не очень представляют себе, что же тогда произошло.

Когда большевики (марксисты) взяли власть, Черчилль сравнил Ленина с капсулой со смертоносным вирусом, запущенной в канализационную систему большого мегаполиса. Объективность сэра Уинстона не может быть поставлена под сомнение. Он был аристократом голубых кровей, для которого честь и достоинство не просто слова. Что имел в виду британский политик?

Перед тем как запустить Ленина в качестве капсулы со смертоносным вирусом в канализационную систему большого мегаполиса под названием Россия, лидер немецкой социал-демократии Парвус наплёл «великому вождю» с три короба небылиц про назревающую-де мировую революцию. Сказал, что пожар, безусловно, вот-вот разгорится, ему бы только вязанку хвороста подбросить в виде неограниченного финансирования. Вот с этой целью Парвус и спустил с цепи Ленина, чтобы тот, взяв власть в России, ограбил её и профинансировал эту якобы назревающую революцию. Революция и в самом деле назрела… но другая – финансовая.

А.Б.Мартиросян пишет: «…это была программа захвата власти во всемирном масштабе, которая должна была реализоваться в том числе и в первую очередь на средства уже тогда знаменитого миллиардера Эндрю Карнеги, а также тесно связанных с ним иных представителей международного финансового капитала, в том числе, естественно, и еврейского. Речь идёт о разработанном ещё в 1911 г. «плане Марбурга». Технологически это должно было выглядеть, и, кстати говоря, оно так и было на самом деле, следующим образом. Во-первых при опоре на предоставленные Э.Карнеги и другими миллионерами и миллиардерами неограниченные финансовые ресурсы международный финансовый капитал и международные социалисты (тогда коммунистического движения как такового ещё не существовало, а вся эта шобла называлась социал-демократия, или просто социалисты) организуется в единое движение. А уже за счёт сил и средств единого движения, во-вторых, «социализировать» все правительства мира при одновременной параллельной и полной концентрации всей верховной власти в мире в руках международного финансового капитала.

Наиглавнейшая глобальная стратегическая цель «плана Марбурга» в том и заключалась, чтобы первым делом, но руками именно социалистов осуществить Первую Всемирную Финансовую Революцию Эпохи Империализма!»

Для осуществления этого грандиозного плана необходимо было «…захватить контроль над всемирной финансовой системой. Но ломать её нет никакого резона, надо только сначала захватить какую-нибудь более или менее богатую страну, и, обратив всё её богатства в наиболее ликвидный товар, деньги, вложить их в эту самую мировую финансовую систему и контроль над ней – в кармане, а, следовательно, и контроль над миром!»

Именно это и нёс Парвус «великому вождю» Ленину, выбранному капиталистами в качестве лома, против которого, как известно, нет приёма. Ильич в «гениальности» своей поверил, что всё изложенное Парвусом и есть грезящаяся ему так называемая мировая революция.

«Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем»

Захватив власть, Ленин принялся с усердием выполнять данные Парвусу обязательства. Сванидзе в своей книге показывает, что 19 марта 1922 года Ленин направляет секретное письмо членам Политбюро: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем и поэтому должны провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, чем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей».

Разворовыванием России и переправкой её ценностей на Запад занимались лично Ленин и Троцкий. Они грабили церкви, снимали золотые купола и переплавляли их, после чего это золото целыми судами вывозилось из страны. Ленин слал, слал и слал директивы на места брать всё под чистую, а сопротивляющихся без суда и следствия безжалостно расстреливать. Однако этого он мог бы и не делать, ведь на месте был «иудушка Троцкий», который и без того лютовал так, что православная русская земля взвыла от устроенной им кровавой бани.

Всё это делалось под прикрытием «государственной работы», но ничего не осталось на родной земле. Всё ушло на Запад. Однако всему приходит конец. Настал он и для «гениального вождя». Как только Ленин занял почётное место в скоростном лифте в ад, Сталин принялся поэтапно и скрыто проводить деленинизацию государства. Постепенно забылись лозунги о мировой революции, а Троцкий и компания прочно обосновалась в стане оппозиции власти. Провозглашён курс на строительство социализма в одной отдельно взятой стране. И тут происходит странное событие. Настолько странное, что даже Э.С.Радзинский его заметил, правда, объяснил по своему обыкновению не верно. Он пишет:

«Подводя черту под судьбой бывших вождей, в январе 1929 года Сталин выслал Троцкого из России. И Зиновьев справедливо отметил: протестовать уже не перед кем.

Высылая Троцкого, Сталин сохранил юмор. Льва Давидовича, считавшего себя истинным ленинцем, вывозил из России пароход «Ильич».

Почему Сталин не убил его? Троцкий тогда нужен был ему живым — для будущих игр. Он должен был стать тем «контрреволюционным центром», в связях с которым Сталин сможет обвинять своих врагов, червячком, на которого будут ловиться будущие жертвы. Все рассчитано на очень много ходов вперед. И сейчас, когда нужно рассчитаться с Бухариным, он начинает действовать… через Троцкого».

Если не принимать во внимание умозрительные объяснения Радзинского об интриганстве Сталина, то ситуация и впрямь выглядит странно. Почему он не судил и не расстрелял (ведь было за что) своего главного врага. Почему отпустил его с миром за границу, да ещё и разрешил захватить с собой весь личный архив?

Историк А.Б.Мартиросян заметил странную вещь. Дело в том, что отъезд Троцкого за рубеж каким-то едва ли не магическим образом совпал с поступлением в Россию гигантских средств на индустриализацию из-за этого самого рубежа. Промышленники вроде Генри Форда валом повалили в СССР строить у нас громадные предприятия и вкладывать нешуточные капиталы в советскую экономику. Это были миллиарды долларов – средства, которые не выручили даже за счёт так называемого «ограбления крестьян» и «разбазаривания культурных ценностей».

Всё оказалось проще, чем представляется Радзинским. Арсен Беникович объясняет эту ситуацию так: «Сталин решил с выгодой для СССР обменять шкуру уже ни на что не годного, но пока ещё любезного американскому капиталу Троцкого (как представителя капитала янки в «русской революции») на соответствующие инвестиции американского (и вообще иностранного) капитала в советскую экономику». Однако Арсен Беникович как историк, а историкам не пристало употреблять обывательские определения, дипломатизирует, не употребляя слово «продажа», хотя именно это и произошло. Сталин продал Западу «ленинскую ненужность» со всеми его страшными тайнами.

«Сделка была взаимовыгодной» – продолжает А.Б.Мартиросян. – «Сталин гарантировал соответствующим американским структурам не только и даже не столько безопасный выезд Троцкого из СССР в обмен на американские инвестиции, сколько непредание Троцкого советскому суду. Именно тому суду, в ходе которого в гласном судебном порядке были бы установлены все шашни «беса» с американским капиталом в ходе так называемой русской революции со всеми вытекающими из этого крайне негативными последствиями для США. Проще говоря, это был весьма тонкий шантаж американского (и вообще западного) капитала по принципу: мы знаем, что вы внаглую ограбили Россию в ходе так называемой революции. Знаем, на какие средства американская экономика бурно развивалась после окончания Первой мировой войны. Но в то же время мы понимаем, что репатриировать правовыми методами украденные средства, особенно золото, очень трудно, если вообще возможно, однако мы можем изрядно испортить вам жизнь, так что во избежание глобального скандала извольте раскошелиться на финансирование первой пятилетки. Скрепя зубами, американские банкиры вынуждены были пойти на это».

Ещё бы они не пошли!? Ведь это они ценой страданий и ограбления Российского народа осуществили свою Мировую Финансовую Революцию. И выкупили они Троцкого молча, хоть и без особой радости по этому поводу. Эта уникальная «внешнеторговая операция» Сталина ныне должна доскональнейшим образом изучаться во всех коммерческих фирмах как лучшая сделка в истории мировой торговли.

А что в сухом остатке?

Теперь мы должны ответить на вопрос, а помогли ли все эти операции? Не провалился ли план первой пятилетки?

Начиная первую пятилетку, Сталин сказал ныне очень известную фразу: «Мы отстали от передовых стран на 50 – 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

А ведь именно через 10 лет началась Великая Отечественная Война. Сталин не первый раз точно предсказывал будущее. Вспомним его знаменитое стихотворение, которое я уже цитировал в материале «Тайна смерти Сталина». В нём вождь за 50 лет до своей смерти точно предсказал, как и за что его убьют. Создаётся такое впечатление, что он всё-таки что-то знал. Я не склонен верить в мистицизм, но, чёрт возьми, он же принимал посвящение в тайны мироздания, ещё учась в Тифлисской духовной семинарии.

Но я отвлёкся. Прав ли был Сталин в оценки экономической обстановки? Ведь у А.В.Антонова-Овсеенко мы читаем следующее: «Утверждая что страна отстала на 50 – 100 лет, генсек конечно же блефовал. В целом социально-экономический строй России можно было отнести к преимущественно аграрному, однако по уровню промышленного производства она уже достигла среднеразвитых капиталистических стран»

Скажу без обиняков – это бред. Более объективный исследователь Александр Бушков – автор книги «Сталин. Красный монарх», пишет: «Сталин совершенно точно обрисовал положение дел. Страна пребывала в разрухе. Военная промышленность не модернизировалась со времён первой мировой, а «гражданская» вообще с довоенных».

Но лучше всего об экономических достижениях СССР написал Юрий Игнатьевич Мухин: «За эти 20 лет коммунисты совершили в России управленческий подвиг, которого в истории мира никогда не было. Они нищую, аграрную Россию, в которой 85% населения едва кормило себя в деревне, разрушенную в ходе Первой мировой и длящийся до конца 1920 года Гражданской войны, отстроили и вывели по экономическому благосостоянию на второе, после США, место в мире».

Не молчала и зарубежная «демократическая» пресса. Уж она-то должна была сказать «правду» о провале первой пятилетки. Однако, увы антисталинистам, такие уважаемые издания как газета «Файнэншл таймс», журнал «Форвард», журнал «Нэйшн», газета «Нойе фрайе прессе» дружно отдают должное экономической революции Сталина.

Но это хвалебные оценки, а нас как всегда интересует мнение антисталинистов на этот счёт. Наш старый приятель г-н Антонов-Овсеенко продолжает проговариваться, например, так: «Долой нытиков и маловеров! С этим весёлым кличем молодёжь строила в амурской тайге город Комсомольск, штурмовала Магнитную и берега Днепра. Возводила тракторные заводы на Волге, Урале, Дону. Строила дороги и каналы».

Почему они это делали? Ведь всем, кроме законченных антисталинистов, известно, что насильно заставить людей хорошо работать невозможно. А советские люди работали хорошо. Да по одной простой причине – они верили, что «…рождены, чтоб сказку сделать былью». И как раз этого нам так не хватает сейчас, когда люди знают что рождаются чтобы умереть. Ну и в чём тогда смысл нашей жизни? Я это к тому, что в конечном итоге индустриализация совершилась ещё и благодаря энтузиазму масс, которую не создашь репрессиями и поддерживаемой атмосферой страха.

Что же до того, что Сталин «угробил вконец экологию страны», то тут можно сказать следующее: да, есть в этом доля истины. Целые зоны, не пригодные для жизни человека, образовались в результате загрязнения окружающей среды в период индустриальной революции Сталина. Но скажите мне, когда это человек берёг природу? А сталинский план преобразования природы включал в себя не только строительство нужных предприятий, неосуществлённый план разворота северных рек и прочее, но и посадки лесополос, защищающих урожаи от суховеев. Так что это всего лишь двусторонняя медаль, одна из сторон которой, как водится, чёрная, а другая золотая.

Я заканчиваю рассказ о первой сталинской пятилетке со всеми её положительными и отрицательными сторонами, и не делаю никаких выводов, оставляя это читателям. Смею только напомнить, что то, что страна Россия всё ещё существует, несмотря на горбачёвскую катастройку и ельцинскую прихватизацию, есть заслуга Сталина и его индустриализации.

Максим БОЧКОВСКИЙ

Обсуждение

Комментариев нет на запись “Индустриализация. Даёшь третью революцию!”

Написать комментарий