// вы читаете...

История и политика

Реанимация хрущёвщины

В №94 «Свободной газеты» от 25го ноября 2008 года на первой же полосе была напечатана статья «О геноциде, совести и медали «За боевые заслуги», в которой её автор – член Союза журналистов России К.Чуприн решил устроить реанимацию хрущёвщины. Почему я не мог оставить данную статью без комментариев? Дело в том, что буквально днём ранее, рецензируя статью Е.А.Прудниковой «Операция «Ледокол»» на сайте МБРБ «Дело Сталина», я опрометчиво заявил, что «Ввергнуть нас в антисталинскую истерию начала девяностых, не получится, как не пытается это сделать наше нынешнее телевиденье». И вот выходит статья, написанная в полном соответствии с вакханалией мутных девяностых, на манер ни к ночи будь помянутых А.В.Антоновых-Овсеенко с Д.А.Волкогоновыми. Что делать? Смолчать или указать автору на его неправоту, который, к слову сказать, является намного более опытным журналистам, чем ваш покорный слуга? Я решил ответить уважаемому господину Чуприну, тем более что сказать есть что.

Знать правду нужно всем!

«Чтобы верить, нужно знать всю правду». Я недаром начал статью именно этим высказыванием. Оно с некоторых пор не даёт мне покоя. В 90-х годах на волне разнузданного антисталинизма известный историк Антон Антонов-Овсеенко – сын «невинной жертвы сталинизма» – известного революционера, участвовавшего в штурме Зимнего и арестовывавшего Временное правительство – Владимира Антонова-Овсеенко, написал ряд «работ» о Сталине. Однако, ненавидя своего героя всеми фибрами души, Антон Владимирович не хотел знать ничего, что не укладывалось в его собственные оценки. Его книга «Сталин без маски» хромает на обе ноги и начисто лишена логики. Более того, он делает ошибки недостойные человека с образованием историка. Так, например, сцену с якобы перетрусившим и деморализованным Сталиным в первые дни Великой Отечественной Войны он переносит, с дачи в Кунцево на его кремлевскую квартиру.

По поводу начала «большого скачка», осуществлённого в СССР под руководством Сталина, А.В.Антонов-Овсеенко написал следующее: «Утверждая что страна отстала на 50 – 100 лет, генсек конечно же блефовал. В целом социально-экономический строй России можно было отнести к преимущественно аграрному, однако по уровню промышленного производства она уже достигла среднеразвитых капиталистических стран»

Автор как будто бы забывает о революции, о Гражданской войне, о тотальном ограблении страны, осуществлённом марксистами, о «весёлом» НЭПе, поначалу спасшем страну от катастрофы, но затем превратившемся в ещё больший экономический тупик.

Другой автор, в отличие от предыдущего, являющийся апологетом Сталина, профессор В.М.Жухрай, откровенно выдумал факт, призванный объяснить отсутствие Сталина на своём посту в первые дни войны. По версии почтенного профессора, Сталин в то время сильно заболел: «Трое суток — 23, 24 и 25 июня 1941 г. — Сталин пролежал пластом, никого не принимая. Есть он не мог из-за нарыва в горле. В эти дни, кто бы ни звонил, получал один и тот же ответ: «Товарищ Сталин занят и разговаривать с вами не может.» О болезни Сталина не знала даже его личная охрана. Эти несколько дней члены Политбюро Сталина не видели и, естественно, терялись в догадках».

В.М.Жухрай даже не заметил публикацию в 1996 и 1998 гг. «Журнала регистрации лиц, принятых Сталиным в 1924-1953 гг.», свидетельствующего о том, что глава государства и не думал никуда исчезать в первые дни войны.

Две позиции, не считающиеся ни с реальными историческими фактами, ни с реальным историческим Сталиным. Оба автора верят, один – в Сталина-маньяка, другой – в великого Сталина просто потому, что верят, как другие верят в Бога или инопланетян.

Как видно, точно также верит и уважаемый господин Чуприн. Вообразив себе безумного злодея Сталина, он, естественно, как любой нормальный человек, ужаснулся его злодеяниям, не осознав, не догадавшись, что ужасается не реальным историческим Сталиным и его соратниками, а выдуманным, насквозь мифологическим образом абсолютного тирана, созданного Троцким, Геббельсом и Хрущевым. Он не виноват, его так учили. Но давайте мы «без слёз и истерик» разберёмся, как было дело на самом деле.

О голодоморе на Украине

Поводом для написания статьи послужило послание Президента Д.А.Медведева Президенту Украины В.А.Ющенко в связи с протаскиванием руководством Украины тезиса о «голодоморе-геноциде» и предпринимаемыми ими шагами для этой цели. Голодомор на (пардон, в) Украине, так они решили теперь себя поставить, (видимо надоело украинскому правительству жить «на», решили переехать «в») тема не проходящая. Была она поднята и на TV в передаче Владимира Соловьева «К барьеру», в которой нашу сторону, вот метаморфоза, представлял известный клеветник Николай Сванидзе. Естественно передача носила яркую антисталинскую окраску, однако даже в ней проступил голос разума в лице одной из судей. К сожалению, этот голос остался не услышанным.

Честно говоря, по совести, я не понимаю, чем это президентское послание разозлило отечественных антисталинистов. Там же всё стандартно. Вот цитирую: «Голод 1932-1933 годов в Советском Союзе не был направлен на уничтожение какой-либо отдельной нации. Он стал следствием засухи и проводившихся в отношении всей страны, а не одной только Украины, насильственной коллективизации и раскулачивания. Погибли миллионы жителей Среднего и Нижнего Поволжья, Северного Кавказа, Центрального Черноземья, Южного Урала, Западной Сибири, Казахстана, Белоруссии. Мы не оправдываем репрессии сталинского режима в отношении всего советского народа. Но говорить о том, что существовала цель уничтожения украинцев, — это значит противоречить фактам и пытаться придать националистический подтекст общей трагедии. Рассуждения же о каких-либо «качественных отличиях» голода на Украине от голода в России и других регионах СССР, на наш взгляд, просто циничны и аморальны».

Если опустить вкравшееся упоминание о засухе, то здесь всё как и в старое недоброе время. И проводившаяся в отношении всей страны насильственная коллективизация, и раскулачивание, и миллионы погибших, и даже репрессии сталинского режима, хотя уже двадцать раз было доказано, что никаких сталинских репрессий в советском союзе и близко не было, о чём я ещё скажу ниже. Так в чем же дело?

А, ну, да! Уважаемый господин Чуприн пишет и об этом, цитирую: «Логика совершенно сногсшибательная! Выходит, если погибали миллионы в разных регионах страны, то и вспоминать об этом не стоит, Получается, гибель миллионов – не геноцид? Но на Украине захотели почтить память погибших на её территории, так что же помешало Медведеву приехать в Киев и громко сказать об осуждении (а не о каком-то там «не оправдании») чудовищных преступлений (а не просто «репрессий») Сталина и его клики в отношении всего советского народа».

Итак, «сталинских репрессий» теперь мало, им «чудовищные преступления» подавай. Правильно про таких говорят, протяни им палец – они и руку откусят. На самом деле голод Сталину был не нужен. Ему нужно было за каких-то десять лет отстроить лежащую в руинах страну и создать мощную державу, способную противостоять внешней агрессии. А ведь именно через десять лет началась Великая Отечественная Война.

Всем, кроме законченных антисталинистов, ясно, что массовый голод и бунты могли сорвать индустриализацию, что было отнюдь не в интересах Сталина и советской верхушки. А кому это было выгодно? Кому было выгодно, то развитие событий, при котором сталинская кампания потерпит крах и он, Сталин, полетит с трона вместе с его властью? Его идейным соперникам и врагам! Старой гвардии марксистов-ленинцев и прочей, тогда ещё бывшей в почете, шушере. На них работал целый пропагандистский аппарат (вспомнить хотя бы треклятую рютинскую платформу), и большинство царьков из низов ВКП(б), партфункционеров на местах.

Словом, я верю в составы, наполненные догнивающим на палящем солнце зерном, охраняемые лицами в форме НКВД, в то время как в деревне, несчастные крестьяне с безумными глазами грызли древесную кору. Верю не потому, что просто верю, как верят иные историки, а исходя из сложившейся тогда обстановки. Это была прямая диверсия оппозиции, которой подчинялся в то время НКВД (вредительство, если хотите), направленная на подрыв и без того сложной ситуации.

Виноват ли в этом бесчинстве Сталин? Как руководитель государства – да, виноват. И я буду спорить до хрипоты, доказывая эту свою позицию многим нынешним апологетам Сталина. Ю.И.Мухин пишет: «Если случилась какая-то неприятность, то начальник виноват всегда, даже если ни сном, ни духом ничего об этом не знал. Ты на то и начальник, чтобы знать. Для руководителя не существует понятия «я не виноват»; если он так считает, значит он не руководитель». Да, сплошную коллективизацию провалил не Сталин, а партфункционеры на местах. Известный своей дьявольской жестокостью Хотаевич, Постышев, человек с безумием в глазах, а также монстр с врождённой деформацией черепа – Косиор. Все те, которых потом объявят «невинными жертвами сталинизма». Это их головы скоро одна за другой покатятся по эшафоту. Но тогда все они были в подчинении у Сталина, и он, Сталин, виноват в том, что не проследил, не проконтролировал, не вмешался.

На это моё заявление редакция сайта «Дело Сталина» ответило таким вот примечанием: «В данном случае, мы не согласны с автором. На тот момент, Сталин, просто не имел возможности полностью контролировать деятельность оппозиции. А оппозиция, выполняя волю своих «забугорных» хозяев, делала всё возможное, чтобы препятствовать сталинскому курсу на девестернизацию и деленинизацию страны». Я не стану опровергать это утверждение. Что было, то было. Однако ещё раз обращу внимание читателя на слова Ю.И.Мухина «Для руководителя не существует понятия «я не виноват»; если он так считает, значит он не руководитель», а Сталин был руководителем с большой буквы, и он то, в отличие от его нынешних апологетов, не складывал с себя вины. Так в 1942 году, в беседе со Сталиным, Уинстон Черчилль затронул эту тему, поинтересовавшись, сколько человеческих жизней унесла коллективизация. Иосиф Виссарионович поднял руки вверх, растопырив пальцы. Он даже не объяснил, что хотел сказать, хотя означало это, по всей видимости: «да, виноват, не доглядел», но Черчилль, будучи тоже руководителем, и так всё понял.

Уважаемый господин Чуприн упомянул так же и о так называемых «чудовищных сталинских преступлениях». Что ж давайте теперь о «Чудовищных сталинских преступлениях».

Человек с забинтованным лбом

В 1980м году Игорь Тальков воспел в своей песне «Люди с забинтованными лбами» советских граждан, которые, имея некие начинания и благие цели, разбили себе лоб о советский режим.

Я тоже начинаю чувствовать, что даром боюсь лбом об стену, пытаясь объяснить некоторые давно установленные истины. Так, например, в статье «Ну, сколько же можно-то, а?», опубликованной не так давно на сайте «Дело Сталина» под названием ««Жертвы» СТАЛИНСКОГО ПРАВОСУДИЯ», я писал (далее обширная цитата, поэтому я не окавычиваю её, а просто даю текстом).

На днях страна снова отметила, как его теперь деликатно называют, день памяти политических репрессий. Несмотря на то, что сталинские репрессии сменились политическими, весь день TV вопило о плохом Сталине, развязавшем-де кровавые репрессии. Я об этом писал много и подробно, однако раз уж такое дело, придётся пару тезисов повторить.

Есть такое выражение. Не могу сейчас воспроизвести его на латыни, но в переводе на русский оно звучит так: «Чтобы верить, нужно знать всю правду».

Апологеты Сталина, а их сейчас более чем достаточно, утверждают, что Сталин выдвинулся на первые роли в государстве в результате проведённой им индустриализации. Они верят в то, что народ СССР оценил бесспорные победы социализма и буквально на руках внёс своего вождя в Кремль.

Разоблачители Сталина, а они, увы, еще не перевелись, утверждают, что Сталин захватил власть путём подковёрных интриг. Они верят, что Иосиф Виссарионович ставил прослушку, следил за своими политическими соперниками и вступал в сговор с одними против других. Увы, похоже, что эти авторы верят каждый в своё, не зная (и не желая знать) всей правды. Так, когда же и в процессе чего произошло усиление режима личной власти Сталина?

После всех преобразований – экономических, политических и культурных, в СССР появился новый класс, объединившихся вокруг всевозможных привилегий дарованных партбилетом, людей. Начал складываться монстр под названием партноменклатура, в которую входили ответственные работники партийно-государственного аппарата разного уровня и массовых общественных организаций, вершившие все дела в СССР от имени народа. Сталин, конечно же, не мог не видеть, что его партия, орден меченосцев, превращается в обыкновенный бюрократический аппарат старого капиталистического образца.

Избавлением от этой опутавшей государственный механизм паутины, должна была стать новая Конституция. Как считает доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН – Ю.Н.Жуков, это была попытка бескровным путём отстранить партаппарат от власти.

Юрий Игнатьевич Мухин пишет об этом в своей замечательной книге «За что убит Сталин». (Ниже я почти дословно цитирую его, только вставляю в текст свои комментарии).

До сталинской Конституции выборы депутатов в высший орган советской власти (и во все остальные) проводились открыто, и не все граждане допускались к ним. При таких выборах партийные функционеры на местах, используя свое всевластие, могли легко задавить любую критику против себя и против выдвигаемых этими же местными функционерами кандидатов в депутаты. То есть партийные боссы гарантированно могли провести в органы власти того, кого хотели – своих ставленников.

По сталинской Конституции избирательное право получили все граждане СССР, а все виды голосования стали тайными. Более того, как Сталин задумал, выборы должны были быть альтернативными, то есть на каждое депутатское место должно было выдвигаться несколько кандидатов в депутаты, были даже отпечатаны образцы, как оформлять бюллетени для голосования, когда в них несколько кандидатов. Эта норма Конституции была шагом по передаче власти всему народу.

Но эта норма вызвала панику среди партийных функционеров – парторгов, секретарей райкомов и обкомов. Многие из них боялись, что при тайном голосовании, да еще и при нескольких кандидатах в депутаты, они не смогут провести в Верховный Совет себя и своих ставленников. А провал выборов, назначенных на 1938 год, означал для них смещение с должностей – лишал их того, ради чего они и вступили в партию коммунистов.

И в конце весны 1937 года не Сталин и не Политбюро – подчеркнем это, – а местные партийные функционеры потребовали от ЦК предупреждающих репрессий, то есть они потребовали отправкой в лагеря и расстрелами очистить свои области от тех, кто мог вмешаться в выборы следующего года и помешать местным партбоссам провести в Советы тех депутатов, которых они хотели.

Ю.Н.Жуков пишет: «Все они стремятся прочно связать себя, свою замкнутую группу со Сталиным, не только избежать тем самым уже обозначившегося разрыва с ним, но и во что бы то ни стало поставить его в полную зависимость от себя и своих групповых интересов. А для этого обязательно связать себя со Сталиным нерасторжимыми узами крови».

Ему вторит историк А.Б.Мартиросян: «Единственный вывод, который сделала партократия, был сколь гениально трагический, но сталь же и фантастически подлый: надо по возможности оторвать сталинцев и Сталина от народа и привязать к себе! Вопрос: чем? Ответ: только кровью, желательнее всего, очень большой кровью».

Конкретно первое требование о репрессиях поступило от секретаря Западно‑Сибирского краевого комитета партии Роберта Индриковича Эйхе. За ним последовали такие же требования от остальных республиканских, краевых и областных секретарей.

В одном из своих интервью апологет Сталина профессор В.М.Жухрай заявляет, что никаких массовых репрессий в Советском Союзе не было. Это неправда, недостойная человека со званием профессора. Сегодня хорошо известен приказ нарковнудела Н.Ежова №00447 от 30 июня 1937 года, по которому по одной московской области (по требованию Н.С.Хрущёва) было единовременно расстреляно 35000 человек. А вот и деятельность ещё одной «невинной жертвы сталинизма», вышеупомянутого секретаря Западно‑Сибирского крайкома – Р.И.Эйхе. Он расстрелял единовременно 17000 человек.

Сталин не мог препятствовать проведению репрессий, так как он имел в высшем руководящем органе партии – в ЦК – всего один голос из более чем семи десятков голосов, однако он мог развернуть механизм репрессий против тех, кто его запустил. В один день 26 февраля 1939 года все они (Чубарь Влас Яковлевич, Косиор Станислав Викентьевич, Постышев Павел Петрович) были расстреляны. Ещё раньше в октябре 1937 года был приговорен к смертной казни по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации Мендель Хатаевич. А 2 февраля 1940 года закончил свой жизненный путь и сам Роберт Индрикович Эйхе.

Вот их-то уцелевший Хрущёв на пресловутом XX съезде и объявит главными невинными жертвами сталинизма. Они были жертвами именно Сталина. Остальные миллионы были их, партфункционеров, жертвами. Поэтому скорбеть в день памяти по жертвам сталинских репрессий, по меньшей мере, кощунство по отношению к невинно убиенным, так как, не желая этого, честный обыватель в неведеньи своём, сожалеет о гибели палачей русского народа. Мы должны срочно разделить эти репрессии, и в день памяти жертв воздавать дань скорби тем, кто этого действительно достоин, а не так, как это делается сейчас. Когда находят маньяка, убившего десятки детей и сажают его на электрический стул, мы кого жалеем – маньяка или детей? Вот то-то и оно. Как и этот гипотетический маньяк, жертвы сталинских репрессий жалости и скорби не заслуживают.

Сметя всех своих врагов, (только после 1937 года, а не раньше, подчеркнём это) Сталин установил режим личной власти в партии и государстве. К сожалению, к тому времени он уже оказался прочно повязан кровью и массовые репрессии до сих пор многими (очень многими) историками трактуются как сталинские.

Тут, наверное, правомерен вопрос: ну, сколько же можно-то, а?

Вот вам и «чудовищное преступление», которое, по всей видимости, заключалось в желании создать общество наивысшей справедливости, в котором власть принадлежит всему народу.

Не так давно я считал, что прошло то время, когда Сталин охаивался тотально и грубо. Это ощущение возникло не на пустом месте. По телеканалу НТВ были показаны в целом неплохие документальные фильмы: «Кто прошляпил начало войны», циклы передач «Кремлёвские дети» и «Кремлёвские похороны», в которых начали, наконец, появляться настоящие историки, такие как А.Б.Мартиросян или С.Т.Кремлёв. Однако недавно был показан фильм «Привет от Кобы», в котором прямым текстом обвинили Сталина в работе на царскую охранку. Тут вспоминается последний куплет из уже упоминавшейся песни Талькова – «Люди с забинтованными лбами», дописанный автором в 1987 году:

Мои друзья щедры теперь на слово,

Да вот бинты не думают снимать:

Слух прокатился, будто скоро снова

Придётся лбы забинтовать.

Под сенью катынского леса

Известный оппозиционный политик и публицист, а по совместительству наймит мировой закулисы и провокатор Ю.И.Мухин, всё же в своей жизни сделал полезное для страны дело. Он раскрыл инсинуации демократов, касающиеся преступления в катынском лесу под Смоленском. Затронул эту тему, правда вскользь, и уважаемый господин Чуприн. Давайте рассмотрим, как дело было. Для этого я процитирую фрагмент из последней статьи Юрия Мухина на эту тему:

«Летом 1941 года при быстром наступлении немецких войск они захватили под Смоленском лагеря с трусливым польским офицерством, сбежавшим в 1939 году от напавших на Польшу немцев и сдавшимся Красной Армии в плен. Ну, немцы взяли этих офицеров и перестреляли, небрежно закопав в Катынском лесу. А в 1943 году, когда немцам стало особенно круто, они, чтобы покрепче сплотить вокруг себя фашиствующую Европу идеей антисемитизма, свалили этот расстрел 12 тысяч поляков на советских евреев и устроили в Катынском лесу пропагандистское шоу. Послали туда международную комиссию во главе с немецким профессором Бутцем, раскопали часть польских могил, в которых, якобы, нашли множество документов (для перевозки которых требовался грузовик), и эти документы, якобы, неопровержимо подтверждали, что поляков расстреляло НКВД по наущению советских евреев. Подготовили и допросили свидетелей.

А надо сказать, что чуть позже союзники предупредили немцев, что они на краю земли разыщут всех тех из немцев, кто совершит военные преступления. Посему, казалось бы, немцы, как зеницу ока, должны были хранить и профессора Бутца, и свидетелей, и найденные документы как доказательства своей невиновности в убийстве польского офицерства. Так ведь? Но оказалось, что все это у немцев вдруг взяло и пропало! Однако, когда союзники начали разбираться с пропажей, то выяснилось, что по команде из Берлина перед своей капитуляцией немцы пристрелили свидетелей, пристрелили даже профессора Бутца, а документы, «доказывающие их невиновность», сожгли».

«В перестройку обнаглевшие грантососы из «Мемориала» убедили Горбачева, что его новому мЫшлению не будет на Западе цены, если он объявит, что пленных польских офицеров расстреляли не немцы в 1941 году, а русские в 1940-м. И минеральный секретарь КПСС с очень запоздавшим умственным развитием взял и объявил это. Маргарет Тэтчер была в восторге от душки Горби, но нашлись люди, которые сумели объяснить выпускнику юридического факультета Московского университета, что полагается сначала следствие провести, в суде с этим делом разобраться и только потом кричать. И Горбачев дает задание Главной военной прокуратуре под видом следствия сфабриковать Катынское дело так, как будто поляков расстреляли русские. В прокуратуре тогда еще попадались честные люди, посему настоящие следователи отказались от этой подлости, в связи с чем за нее охотно взялись специалисты, обжиравшие советский народ реабилитацией «жертв сталинского произвола». Однако умишки ни у них, ни у КГБ для мало-мальски приличной фальсификации не хватило.

Прокуратура нашла в архивах документы на каждого из поляков, из которых безусловно следовало, что пленные польские офицеры весной 1940 года были преданы суду Особого совещания, и прокуратура, не взирая на тайну следствия, стала радостно вопить на весь мир, что она, де, доказала, что поляков расстрелял НКВД. Тогдашний Генпрокурор СССР Руденко авторитетно заявил, что поляки расстреляны по решению Особого совещания. Дельце сделано, злотые из Польши потекли рекой в благодарность за подлость прокуратуры и «исторической науки» тогда еще СССР, а в Польше собралась компания из 800 тысяч человек с оттопыренными карманами, чтобы получить с России дань за своих 12 тысяч трусливых родственников, удиравших в 1939 году от немцев и так удачно сдавшихся в плен Красной Армии.

Но тут вдруг выяснилось, что в 1940 году Особое совещание никого не имело права приговаривать к расстрелу: по его решению преступники ссылались в отдаленные местности СССР, и максимум, что Особое совещание могло, это приговорить к 8 годам лагерей. То есть выяснилось, что на самом деле прокуратура доказала: поляков расстреляли немцы, как оно и было. Но зачем это было надо Горбачеву, уже провопившему на весь мир о том, что поляков расстреляли русские? Зачем это надо было полякам, которые уже заплатили взятки советским сволочам и теперь ждали окончания этого дела, чтобы вызвать у польского населения ненависть к СССР и таким образом затолкать Польшу в НАТО?

Но тут алчная советская государственная бюрократия решила, что обворовывать СССР будет удобнее, если разорвать его на части, а после Беловежского сговора архивы СССР достались ельциноидам, и ЕБН тут же передал их Р. Пихое. Тот решил, что раз в архивах нет нужных документов, то их необходимо смастерить. И к осени 1992 года таки смастерили. Получилось очень красиво — ну, совсем, как настоящие. Сделали с этих поделок ремесленников КГБ и АН РФ две ксерокопии (запоминайте это!), украсили копии фиолетовыми печатями, заверяющими их подлинность, и одну тут же потащили в Конституционный суд, в котором очень кстати слушалось «дело КПСС». Получалось удачно: послушные судьи примут на веру фальшивки, обвинят КПСС в убийстве офицеров и получится, что Катынское дело рассмотрено судом, и все будут в шоколаде: Польшу выталкивают в НАТО, прокуроры и «ученые» из архивов будут гулять на польские злотые, а Россия выплачивать дань размножившимся в Польше родственникам трусливых офицеров, мужественно подставлявшим затылки немецкому ефрейтору, отправившему их на службу Сатане.

Копию с фиолетовыми печатями на суд представили адвокаты ельциноидов Шахрай и Макаров, представили в пачке из 200 других документов, чтобы протолкнуть фальшивки под шумок рассмотрения разных других вопросов, но всю малину ельциноидам истоптали адвокаты КПСС Слободкин и Рудинский. Особенно повеселился Слободкин, хотя вообще о Катынском деле он узнал именно в тот момент, когда мошенники предъявили в суде свои фальшивки, и по сути Катынского дела Слободкин без подготовки ничего сказать не мог. Но по профессии Слободкин судья, посему он начал рассматривать внешний вид этих фальшивок и указывать Зорькину и остальным судьям Конституционного суда на вопиющие признаки подделки, образно говоря, начал тыкать Шахрая и Макарова фейсом не в шоколад, а в дерьмо. Признаков фальшивки и было, и осталось много (около 50-ти), но Слободкин указал на такой, сразу же бросающийся в глаза: некое «письмо Берии» написано 5 марта 1940 года и рассмотрено Политбюро 5 марта, то есть, в тот же день. А такого технически быть не могло».

Короче говоря, фальшивость документов по катынскому делу признал суд, признал уже тем, что в своём решении даже не упомянул ни словом, ни полусловом о катынском деле, а Юрий Игнатьевич всего лишь обстоятельно исследовал этот вопрос, написав на эту тему две книги и сняв документальный фильм. Уважаемому господину Чуприну надо бы знать об этом, раз уж он решил этот вопрос затронуть.

Я в этой статье не собираюсь затрагивать темы ныне уже хорошо известные (материал и так получается излишне объёмный). Например, уважаемый господин Чуприн утверждает: «Что обрушенные на голову простых советских людей в 1930-е годы аресты, каторжные и расстрельные приговоры обернулись трагедией 1941 года». На эту тему даже в нынешней «демократической» России похоже уже разобрались. Давно уже известно, что представляли собой истреблённые Сталиным маршалы и генералы из команды Тухачевского как военачальники. Об этом был снят фильм «Кто прошляпил начало войны» и, слава небесам, показан по телевиденью на канале НТВ. Давно уже известно, что трагедия 1941 года заключалась в том, что была организована сознательная подстава высшим генералитетом Красной Армии своих пограничных частей под разгром вермахта путём подмены основополагающего принципа обороны страны. И не просто произошла подмена принципа активной обороны на так называемую жёсткую или упорную оборону, но и весь план, такое ощущение, был просто подменён на некий иной – предположительно «план поражения» Тухачевского. Об этом подробно вы можете прочитать в моей статье «Роковой угол Сталина». Она была опубликована. Прошу вас с ней ознакомиться.

Сейчас я бы хотел разоблачить ещё одни миф, на этот раз связанный не со Сталиным, а с одним из его соратников – выдающимся юристом того времени – Андреем Януарьевичем Вышинским.

Признание – царица доказательств?

Уважаемый господин Чуприн пишет: «…прокуратуре, санкционировавшей аресты и действовавшей по уникальному принципу хрестоматийного негодяя, сталинского прокурора А.Я.Вышинского: «Признание – царица доказательств». Выбивать такое признание было обыкновенным «делом техники»».

Ну, что тут скажешь, кроме того, что это неправда. Ещё в 2000 году в статье «ЦАРИЦА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ» (Газета «Дуэль» №16) В.Л.Суховерский писал: «…Это нелепое обвинение, как мне помнится, было впервые брошено в адрес А.Я. Вышинского еще на заре пресловутой перестройки Ваксбергом на страницах «Литературной газеты». С тех пор эта ложь гуляет и используется всегда, когда хочется или надо облить грязью наше социалистическое прошлое и представить его сторонников идиотами и самодурствующими кретинами.

Если же Вы возьмете работу А.Я. Вышинского «Теория судебных доказательств в советском праве», то убедитесь в обратном, а именно в том, что Вышинский никогда не только не считал признание царицей доказательств, а, напротив, резко критиковал такие взгляды, как глубоко ошибочные и вредные.

Так, в параграфе 8 главы IV этой его работы, опубликованной в 1946 году и удостоенной Сталинской премии, он писал: «…было бы ошибочным придавать обвиняемому или подсудимому, вернее, их объяснениям, большее значение, чем они заслуживают этого… В достаточно уже отдаленные времена, в эпоху господства в процессе теории так называемых законных (формальных) доказательств, переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, во всяком случае считавшейся наиболее серьезным доказательством, «царицей доказательств» (regina probationum).

…Этот принцип совершенно неприемлем для советского права и судебной практики. Действительно, если другие обстоятельства, установленные по делу, доказывают виновность привлеченного к ответственности лица, то сознание этого лица теряет значение доказательства и в этом отношении становится излишним. Его значение в таком случае может свестись лишь к тому, чтобы явиться основанием для оценки тех или других нравственных качеств подсудимого, для понижения или усиления наказания, определяемого судом».

И далее: «Такая организация следствия, при которой показания обвиняемого оказываются главными и — еще хуже — единственными устоями всего следствия, способна поставить под удар все дело в случае изменения обвиняемым своих показаний или отказа от них».

В 40-ые годы, когда я учился в юридическом институте, студент не мог рассчитывать на получение положительной оценки, если он не знал этого и не читал работы Вышинского. Это сейчас можно получить диплом юриста или правоведа, овладев лишь знанием того, что купля-продажа — это не кража. Запущенная же ложь в отношении А.Я. Вышинского и его взглядов обусловлена злобным антисоветизмом и преследует цель дискредитировать деятелей Советской власти и их роль в нашей истории».

Вообще-то, даже не зная точной цитаты, исходя лишь только из той самой фразы, вырванной из контекста, можно понять, что здесь что-то не так. Дело в том, что при блестящем знании русского языка А.Я.Вышинский почему-то употребляет средний род вместо женского. Почему же признание – и вдруг «царица». А с того, что, как подмечает Е.А.Прудникова в своей замечательной книге «Творцы террора»: «…те, кто пустил гулять эту «дезу», не смогли даже разобраться в достаточно простом тексте и понять, что «царица доказательств» – не признание, а пытка. Ну, а то, что Вышинский был против этой практики, естественно, выпущено сознательно».

Я мог бы ещё долго перечислять неверные утверждения, содержащиеся в статье уважаемого господина Чуприна, но, думается мне, и этого достаточно. Хочу только подчеркнуть, что таких великих созидателей как Сталин, Вышинский и Берия, будут ещё долго с благодарностью вспоминать достойные их деяний потомки, а таких разрушителей как, почивший в полном безумии, Ленин и его старую гвардию отпетых мерзавцев, проклянут, ибо на сто процентов был прав всё тот же А.Я.Вышинский, когда требовал расстрелять их всех как бешеных собак.

Максим БОЧКОВСКИЙ

Обсуждение

Комментариев нет на запись “Реанимация хрущёвщины”

Написать комментарий