// вы читаете...

История и политика

Роковой Угол Сталина

Эпоха Сталина зиждется на трёх истинах как на трёх китах. И у каждой такой истины есть отец – исследователь, раньше других заметивший некий факт и, потянув за кончик ниточки, размотавший весь клубок до конца. Первый в этом списке историк Юрий Жуков, разъяснивший читателю смысл сталинских политических реформ 1936 года, вылившихся в кровавые репрессии 37го года. Второй – Арсен Мартиросян, выявивший и исследовавший факт негласной подмены высшим военным командованием СССР официального плана обороны страны на «План поражения» Тухачевского. И, наконец, последний (но отнюдь не по значимости открытия) в этом списке – исследователь Юрий Мухин, который рассмотрел в мельчайших деталях смысл сталинской перестройки, затеянной с целью отстранения аппарата ВКП(б)-КПСС от реального управления страной.

Я называю этот пласт ранее неизвестных сведений «треугольником Сталина». Иосиф Виссарионович за свою жизнь сделал колоссально много. Он играл первую скрипку в политической, экономической и культурной жизни России (Советского Союза). Он вершил такие дела на геополитическом уровне, что удивляешься этому необыкновенному человеку из маленького городка Гори Тифлисской губернии. Однако всё это, интерпретируемое разными авторами по-разному, оставляло некую неясность. Интуитивно складывалось ощущение, что что-то в этой эпохе чертовски не так. Если Сталин великий и гуманный правитель, ищущий всегда наиболее мягкие выходы из любых сложных ситуаций, откуда же тогда взялась та непроглядная тьма, что накрыла едва ли не всю его эпоху? И вот на этот вопрос дал ответ, только сформировавшийся в начале третьего тысячелетия «треугольник Сталина». Наряду со всем остальным, как оказалось, Иосиф Виссарионович демократизировал Советскую власть, раскрывал реальные заговоры (не до конца, что доказало начало войны), и пытался передать всю реальную власть в стране народу СССР. Только в свете «треугольника Сталина» можно понять, почему он действовал в этих вопросах так жёстко, да что там – жестоко. С его молчаливого согласия партократия утопила страну в крови массовых репрессий. Он подписывал расстрельные списки, арестовывая и расстреливая совершенно невиновных людей, пока надеялся переломить ситуацию в пользу альтернативных выборов.

Если не принимать во внимания эти мотивы Сталина, то и впрямь можно чего доброго заподозрить вождя в паранойе. Об этом я скажу ещё пару слов, но в отдельной статье, посвящённой репрессиям. Это же статья о втором угле Сталина.

Что произошло 22-го июня 1941 года?

На этот вопрос пытались ответить многие, но ни одна концепция не выглядела сколько-нибудь убедительной, если не считать громыхнувшего некогда шумового пугача под названием «Ледокол». Не буду обсуждать этот труд бывшего советского резидента В.Б.Резуна, бежавшего на запад, где по заказу Ми-6 соорудил нечто напоминающее логическую выкладку. А что вы хотите? Британские спецслужбы не даром едят свой хлеб. Меня, по крайней мере, он когда-то убедил. Увы, стоило Владимиру Богдановичу самостоятельно продолжить разработку этой «своей» версии, как он тут же запутался в материалах, и был разбит критиками.

Однако кое-что Резуну удалось сделать. Он, несомненно, доказал, что к началу Великой Отечественной Войны Красная Армия не то что ни в чём не уступала вермахту, а на некоторых участках превосходила его по огневой мощи и техническому вооружению едва ли не в четыре раза. И многие историки задались разумным вопросом: «А куда делась вся эта армада? Не сквозь Землю же она провалилась?» Война не была неожиданностью для советского правительства. Её ждали, к ней готовились. И что? Ответ оказался прост и страшен. Вооружение было оставлено немцам при отступлении. Да и отступлением это назвать было нельзя. Отступление – это организованное действие, смертельно опасное для любого противника, если учитывать территории СССР. Отступление – это то, что проводил Барклай де Толли, изматывая французов постоянными ударами и затягиванием в Россию как в омут. А то, что произошло в начале Великой Отечественной войны, это было не отступление, это было бегство.

Но что заставило отважных по природе своей русских, а уж тем более советских людей, бежать сломя голову, срывая знаки отличия? До недавнего времени в ответ на этот вопрос приходилось только руками разводить. «Да вы знаете, всё как-то само собой так получилось». Как это само собой? «А бог его знает? Погодные условия подвели, народ веру в царя и отечество потерял, сам бог на Россию матушку за сносы церквей сильно осерчал». Это уж от позиции пишущего автора зависело.

Но правда она имеет очень полезное свойство – рано или поздно обнаруживаться. И у поражений в первые дни войны появились имена и фамилии. Кто же виноват в том, что народ «побежал», имея превосходство в силе и технике?

Кто виноват?

Первым в списке находится начальник Генштаба Г.К.Жуков, за ним нарком обороны С.К.Тимошенко и… расстрелянный в 1937 году маршал М.Н.Тухачевский. Конечно, я проявил небольшую неточность, по идее Тухачевский заслуживает первого места в рейтинге планировщиков «великой отечественной катастрофы», но поскольку его к тому времени не было в живых, мы будем говорить о нём, как о третьем виновнике (будет ещё четвёртый, но об этом ниже).

Сейчас давайте поймем, что же случилось. В чем виноваты эти люди? Восстановим хронологию: 14 ноября 1940 г., И.В.Сталин подписывает документ называющийся: «Соображения об основах стратегического развёртывания Вооружённых сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 гг.», от 18 сентября 1940 года (Ныне рассекречен полный текст). Автором этих «Соображений…» был бывший царский полковник, маршал СССР – Б.М.Шапошников. 18 ноября 1940 г. Сталин выступает на заседании Политбюро и говорит о необходимости расположения войск: – «…в ближнем, но… не в ближайшем тылу»!

Это означает, что первоначально планировалось отражать агрессию гитлеровской Германии путём активной или стратегической обороны. Знаете, что бывает, когда принцип активной обороны в такой стране как Россия, с её-то территориями, в последний момент меняют на принцип так называемой жёсткой или упорной обороны? Правильно – бывает 22ое июня 1941 года во всех его проявлениях.

Свидетельствует советский посол в Великобритании Иван Майский: «Наша отступление – это активная оборона, мы стараемся задержать врага на каждом возможном рубеже, нанести ему удар и путём многочисленных ударов измотать его».

Знаете, кто это говорит? Сталин! Даже в декабре 1941 года, когда уже всё практически случилось, Верховный придерживался старой, изначально запланированной тактики. Потом он всё же применит упорную оборону, издав приказ № 227, известный как «Ни шагу назад», но именно что потом, когда отступать было уже некуда. Но по какому праву и с чьей санкции Генштаб применил принцип жёсткой или, как выразились Тимошенко с Жуковым, упорной обороны в приграничных сражениях? Кто вообще был автором принципа этих самых «Приграничных сражений»? Ответ на этот вопрос не нужно даже долго искать – расстрелянный в 1937ом году по обвинению в измене Родины со всеми дальнейшими стандартными приписками маршал Михаил Тухачевский.

Итак, подытожим: перед войной маршал Г.К.Жуков (горячий поклонник Тухачевского, заметим в скобках) негласно и незаконно подменил основополагающий принцип активной обороны страны, на чём базировался план от 18 сентября 1940 года, на жёсткую или упорную оборону в приграничных или пограничных сражениях. Задача, сформулированная современным бардом Александром Харчиковым в песне «Будь русским!» – «бейся там, где стоишь» – оправдана только тогда, когда дальше отступать некуда, например, в сражении под Москвой. Но по какому праву и с чьей санкции ещё раз повторим, они подставили пограничные части РККА под разгром Вермахта? Одного этого было бы достаточно, чтобы расстрелять Жукова и Тимошенко за измену Родине, однако в том-то и трагедия 41го года, что одного этого высшему генералитету оказалось мало.

Дело в том, что Суворов (В.Б.Резун) не из головы выдумал свою теорию превентивного удара по Германии. По какой-то причине пограничные войска вместо обороны в первые же минуты войны бросились в немедленный встречно-лобовой контрблицкриг. То есть ответили ударом на удар, но ведь это неизбежный разгром!

Но и это не всё! В точном соответствии с «Планом поражения», который, будучи уже на Лубянке, подробно описал в своих показаниях М.Н.Тухачевский, приграничные фронты были выстроены Тимошенко и Жуковым в виде так называемой «узкой ленты», при неплотно прикрытых границах. Немец появился, как сносящий крыши домов тайфун, имея не численное, а стратегическое превосходство. Превосходство из воздуха.

Но и это ещё не всё. С лёгкой руки Г.К.Жукова и К.А.Мерецкова бытует мнение, что это Сталин ошибся в направлении главного удара немца. Якобы, вместо очевидного Западного направления, маниакальный генсек упорно талдычил о Юго-западном и де поэтому, удара Павлов не ждал. Что ж, верно – командующий западным фронтом Павлов и в самом деле не ждал удара, (по нескольким причинам, в том числе и по этой), но как оказалось, на Юго-западном направлении главного удара настаивал не Сталин, а Жуков и Тимошенко. Это стало очевидным, когда был рассекречен полный текст «Соображений…» от 18 сентября 1940 года Б.М.Шапошникова, ведь этот, подписанный Сталиным документ, оговаривает как главное направление удара Вермахта именно Западное. Но когда же он перестал считаться таковым? С тех самых пор как Генштаб занял Г.К.Жуков. И снова по какому-то роковому совпадению в точном соответствии с «Планом поражения» Тухачевского. Он тоже ожидал удар немцев только на двух направлениях – Северо-западном и Юго-западном, сознательно игнорируя главное – Западное. Когда уважаемый Арсен Беникович осознал до конца всё произошедшее, у него «волосы дыбом встали… на лысине».

Вы можете себе представить, что высшее военное командование СССР прямо перед войной негласно и незаконно меняет официально утверждённый Сталиным план обороны страны на поразительно схожий с «Планом поражения СССР в войне с Германией» (маршала Тухачевского) «безграмотный сценарий вступления в войну», основывавшийся на преступной идее немедленного встречно-лобового контрблицкрига при жёсткой обороне в виде не прочно прикрытых границ. Или как пишет А.Б.Мартиросян: «дырок от бублика». Вот в эти-то дырки и ринулся немец, создав превосходство из воздуха, окружая наши войска и заставляя оборачиваться их в бегство. Оцените и вы масштабы сделанного и подумайте, могло ли всё это быть лишь роковой случайностью?

Измена или спецоперация?

Арсен Беникович Мартиросян, военный историк, впервые выявивший и тщательно исследовавший факт этой подмены, назвал второе издание своей книги «22 июня. Правда Генералиссимуса» «Блицкриг или измена?». Я задамся иным вопросом – «Измена или спецоперация?». Объясню, что я имею в виду.

Администратор сайта «Дело Сталина» пишет: «…Гитлер (кем, кем, а дураком он не был) отлично понимал, что, несмотря на исторически сложившуюся грамотность германского Генштаба и уже имевшийся у него значительный опыт ведения боевых действий в современных условиях, всем его разработкам и планам в отношении России, в случае использования русскими принципа активной обороны — грош цена! Ещё осенью 1939 года, вскоре после подписания Договора о ненападении между СССР и Германией, по его указанию германский Генштаб заказал известному белоэмигранту генералу П. Краснову аналитический обзор на тему: «Поход Наполеона на Москву в 1812 году. Теоретический разбор вопроса о возможности такого похода в XX веке и возможные последствия подобной акции». Ясно, что больше всего гитлеровцев интересовал вопрос — как предотвратить отступление (особенно организованное) русской армии вглубь своей территории, чтобы осуществить разгром её основных сил в приграничных сражениях? Ведь Наполеон, как известно, свернул себе шею именно на этом. Барклай де Толли и Кутузов упорно заманивали Наполеона вглубь России, похоронив тем самым не только весь его завоевательный замысел, но и подавляющую часть его громадного войска. Гитлер панически боялся повторения подобной ситуации и вставил требование о недопущении отступления советских войск вглубь своей территории в качестве одного из основополагающих элементов общего замысла плана «Барбаросса»! Боялись они…

Однако весной 1941 года все их страхи мгновенно и бесследно куда-то исчезли. 30 марта 1941 г., после ознакомления с сообщениями разведорганов, Гитлер уверенно заявил своим генералам: «Вопрос о русском отходе — маловероятен… Если русские задумают отступать, они должны будут сделать это весьма заблаговременно, иначе они не смогут отойти, сохраняя боевые порядки…» (Как в воду глядел, гад!) Мнение Гитлера полностью совпадало с сильно возросшей уверенностью немецкого Генштаба в успехе молниеносной войны против СССР. Тогда же, в марте, наша разведка сообщила: «По мнению германского Генштаба, Красная Армия будет в состоянии оказывать сопротивление только в течение первых 8 дней, после чего будет разгромлена…». На деле это могло означать только то, что в марте 1941 года германская разведка зафиксировала отказ высшего советского военного командования от принципа активной обороны и его ставку на принцип упорной, т. е. жёсткой обороны. Гитлеровские разведчики своё дело знали; они сумели «засечь» начавшееся сосредоточение наших войск не в ближнем, а именно в ближайшем тылу, причём вдоль всей протяжённости 4 500 километровой государственной границы СССР».

Как видите, Администратор утверждает, что Гитлеровская разведка сумела «засечь»… А что если всё не так? С некоторых пор я задаюсь вопросом – зачем Г.К.Жуков подставил войска Красной армии под разгром? А.Б.Мартиросян на этот счёт выразился следующим образом: «Умышленно ли подстава была или нет – не мне судить…» «…Но то, что подстава была – это совершенно однозначно!». Ну, а мы с вашего разрешения посудим. Всё, что мне стало известно о маршале Жукове, даёт мне право утверждать, что он не был предателем. Заподозрить этого человека в сознательном подведении СССР под поражение – невозможно! Тут надо вспомнить насколько точно Гитлер знал, что подмена уже произошла – можно проводить свой блицкриг. Создаётся такое впечатление, что этой самой подменой руководили непосредственно из генштаба Вермахта. Если так, то всё укладывается в чёткую прямую линию. Это была спецоперация по подготовке нападения, проведённая агентами влияния Германии непосредственно в высшем генералитете Красной армии.

Г.К.Жукова, этого поклонника «военного гения» Тухачевского, аккуратно вели некие сильные и умелые руки, подводя к делу, которое он должен был для них сделать. Его использовали втёмную. Простите, но ныне вырисовывается именно такая картина, так что есть все основания четвёртым виновником катастрофы считать самого Адольфа Гитлера. Ведь, как мы помним, «Гитлер…» «…вставил требование о недопущении отступления советских войск вглубь своей территории в качестве одного из основополагающих элементов общего замысла плана «Барбаросса»!».

Эта тема не закрыта. Недавно стало известно, что к концу года ожидается новое издание книги А.Б.Мартиросяна «22 июня. Правда Генералиссимуса». Арсен Беникович обещает, что в ней всплывут ещё некие факты доказывающие «…что за основную надо брать версию измены…», а пока хочется сказать: «Несмотря ни на что, войну мы всё-таки выиграли и Вечная слава Героям, павшим в этой войне. За Родину! За Сталина!»

Обсуждение

Комментариев нет на запись “Роковой Угол Сталина”

Написать комментарий